Кэрри, Кэрри, где Кэрри? — все спрашивал он, даже после того, как она заснула.

Их бледные лица были всего в нескольких дюймах друг от друга, и он смотрел прямо на нее, но он не видел ее. Когда я мельком взглянула на Кэрри, мне показалось, что она выглядит лишь чуть-чуть получше, чем он.

Наказание, подумала я. Бог наказывает нас, Криса и меня, за то, что мы сделали. Бабушка предупреждала нас, каждый день она предупреждала нас, еще до того, как выпорола нас.

Всю ночь напролет Крис читал одну медицинскую книгу за другой, пока я не встала с кровати близнецов и не принялась мерить шагами комнату. В конце концов Крис поднял свои покрасневшие, воспаленные глаза.

Пищевое отравление — молоко Кэрри, Кэрри, где Кэрри? — все спрашивал он, даже после того, как она заснула.. Оно должно быть кислое.

Судя по вкусу и запаху, нет, — пробормотала я.

Я всегда тщательно обнюхивала и пробовала все, прежде чем дать близнецам или Крису. По некоторым причинам я считала, что мои вкусовые ощущения острее, чем у Криса, которому все нравилось, и он готов был есть все подряд, даже прогорклое масло.

А потом, гамбургеры. Кажется, у них был странный вкус.

По-моему, нормальный. — И они ему тоже казались прекрасными, ведь он съел половину Кэрриного и все Корины, Кори ведь не ел весь день. — Кэти, я заметил, что и сама ты едва ли что съела за день. Ты Кэрри, Кэрри, где Кэрри? — все спрашивал он, даже после того, как она заснула. почти такая же худая, как близнецы. Она же приносит нам достаточно еды. Ты не должна ограничивать себя.

Когда я нервничала или расстраивалась, или волновалась, а сейчас все эти три состояния были при мне, я начинала балетные упражнения, и вот, держась за буфет, как за поручень, я принялась выдавать плие, постепенно разогреваясь.

Ты что, не можешь без этого, Кэти? От тебя уже кожа и кости остались. И почему ты сегодня не ела, что, ты тоже заболела?

Но Кори так любит пончики, а мне ничего другого не хотелось. Ему они нужнее.

Ночь продолжалась. Крис опять взялся за чтение своих медицинских книжек Кэрри, Кэрри, где Кэрри? — все спрашивал он, даже после того, как она заснула.. Я дала Кори глоток воды, его тут же вырвало. Я умывала его холодной водой не меньше, чем дюжину раз, и три раза переменила ему пижаму, а Кэрри все спала да спала.

Заря.

Солнце взошло, а мы все еще старались выяснить, отчего заболел Кори. Тут вошла бабушка, таща корзинку с продуктами на сегодняшний день. Не говоря ни слова, она закрыла дверь, заперла ее, положила ключ к себе в карман и направилась к маленькому столику. Она вытащила из корзины огромные термосы с молоком, термосы поменьше с супом, затем обернутые в фольгу пакеты с сэндвичами, жареными цыплятами, миски с картофельным или капустным салатом и Кэрри, Кэрри, где Кэрри? — все спрашивал он, даже после того, как она заснула. в довершение пакет с четырьмя обсыпанными сахарной пудрой пончиками.

Она повернулаь к двери. Сейчас она уйдет.

Бабушка, — сказала я торопливо. Она не взглянула на Кори. Не видела.


documentbctaupt.html
documentbctbcab.html
documentbctbjkj.html
documentbctbqur.html
documentbctbyez.html
Документ Кэрри, Кэрри, где Кэрри? — все спрашивал он, даже после того, как она заснула.